#92200

2018-06-13 10:00

Семья
Сестру моей матери ненавидела вся родня. Сначала — за то, что она опозорила семью. После школы вместо учебы в институте стала валютной проституткой, и родственники выгнали её вон, так как боялись, что из-за иностранных денег у них будут проблемы с законом, да и вообще тень на семью упадёт — как соседям в глаза смотреть, когда в семье дочь-простигосподи? Финансовую помощь они от неё не принимали даже в голодные девяностые — не нужны им были "грязные" деньги, зато потом возненавидели ещё сильнее — после того, как узнали, что в Москве у неё пять квартир, и пришли уже сами с протянутой рукой, а она лишь усмехнулась и дала им от ворот поворот. А я её любила, хоть и виделись мы с ней всего несколько раз за жизнь. Для меня она стала эталоном женщины — свободная, яркая и дико самоуверенная. Помню, как она закуривала на нашей кухне тонкую ментоловую сигарету и откидывала за спину копну чёрных густых волос, смеясь хрипловатым надтреснутым смехом, во время которого обнажался ряд безупречных белоснежных зубов, выглядывающих из-под неизменно накрашенных алой помадой пухловатых губ. Помню татуировку на ее плече — большую чёрную пантеру, глядя на которую моя мама всегда презрительно кривилась, а я всегда в тайне восхищалась и хотела такую же. У тёти вообще было много татуировок — штук семь или десять, это я узнала уже после ее смерти, разглядывая личный фотоальбом. И они удивительно сильно ей шли, хоть были чёрные, большие и совсем не женственные. Вообще, ей потрясающе шло всё, что было с ней связано. Даже её имя — Валентина. Её не хотелось называть Валечкой или Валей — уютными домашними сокращениями, от которых веет ароматом сдобных булочек. Нет, она была именно Валентиной, даже мама никогда не называла её Валькой или Валюхой. Она умерла совсем недавно, в апреле. И наверное, я до сих пор не могу это толком осознать, но мне уже очень сильно ее не хватает, хоть мы никогда не были особенно близки. Всё, что она нажила, оказалось, она почему-то завещала мне. У неё не было своих детей или мужа, но в завещании значилась лишь одна я. Теперь вся родня меня ненавидит — ждут, чтобы я разделила между ними это наследство, а я и не знаю, как поступить. Вечерами порой захожу в её квартиру, сижу на диванчике в коридоре, обнимая пальто, которое носила она и от которого до сих пор пахнет её духами, и жалею о том, что мы так редко виделись и мало общались. А на моём плече заживает тату — большая чёрная пантера, сделанная как дань памяти Ей. —————— Примечание редакции. Длинные секреты можно писать только через сайт «Подслушано» или если у вас есть Расширенный аккаунт (подробности в разделе «О проекте»).
Прокомментировать откровение можно в наших приложениях для iPhone и Android.
Тысячи откровений и миллионы комментариев ждут тебя!

Скачивай прямо сейчас!

Ctrl

Закладки

Добавить в закладки